Характеристика Грушницкого в романе Герой нашего времени кратко, образ с цитатами героя для сочинения в таблице

Одним из ярких персонажей в романе М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» является Грушницкий — молодой военнослужащий, товарищ Печорина по службе. Это пустой, самовлюбленный, эгоистичный франт, привыкший играть людьми ради собственного развлечения, который является зеркальным отражением главного героя. Характеристика Грушницкого дает более полное представление о характере Печорина, его самых тёмных сторонах личности. Эти образы во многом схожи, за исключением того, что Печорин является более сложной, утончённой версией Грушницкого.

Характеристика Грушницкого в романе Герой нашего времени кратко, образ с цитатами героя для сочинения в таблице

Краткая характеристика

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться с самим произведением Герой нашего времени.

Полное имя — Грушницкий.

Возраст — около 20 лет.

Род занятий — военнослужащий, в начале произведения юнкер, затем — офицер.

Семья — не указано, не женат.

Социальное положение — дворянин.

Происхождение — родом из дворянского семейства.

Воспитание — традиционное для дворянских семейств.

Образование — традиционное для дворянских семейств.

Внешность — привлекательный, смуглый, черноволосый, носит усы, хорошо сложен, большой щеголь.

Характер — слабохарактерный, эгоистичный, сентиментальный, любящий быть в центре внимания, упрямый, хвастливый.

Положительные черты — большой романтик, сентиментальный, отличный оратор.

Отрицательные черты — самовлюблённый, эгоистичный, способный на большую подлость.

Произведение — «Герой нашего времени».

Автор — Михаил Юрьевич Лермонтов.

Цитатная характеристика

Описание Грушницкого с цитатами позволит раскрыть его образ, продемонстрировать не только внешность, но и черты характера, особенности поведения, отношения к жизни.

Портрет

Художественный портрет Грушницкого основан на том, что он является военным и имеет чин юнкера. Этот чин имели военнослужащие, которые были кандидатами на присвоение первого обер-офицерского чина. В ходе повествования Грушницкий получает офицерский чин.

«Грушницкий — юнкер». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

«Пришел Грушницкий и бросился мне на шею: он произведен в офицеры». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 3-го июня)

Грушницкий только начал военную карьеру, прослужив лишь год.

«Он только год в службе…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

Грушницкий уже смог отличиться на службе, получив за проявленную смелость свою первую награду.

«У него георгиевский солдатский крестик». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

Во время одного из сражений Грушницкий получил ранение в ногу и отправился на лечение в Пятигорск.

«Он был ранен пулей в ногу и поехал на воды…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

Грушницкий — небогатый дворянин из глубинки России.

«…накануне отъезда из отцовской деревни…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

«Под старость они делаются либо мирными помещиками, либо пьяницами— иногда тем и другим…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

Грушницкий — сослуживец и приятель Печорина.

«Оборачиваюсь: Грушницкий! Мы обнялись. Я познакомился с ним в действующем отряде…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

«Мы встретились старыми приятелями…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

Внешность

Грушницкому не более 21 года, но благодаря мужественному виду он выглядит старше своих лет.

«…ему на вид можно дать двадцать пять лет, хотя ему едва ли двадцать один год». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

Грушницкий — привлекательный молодой человек. Носит усы.

«…хорошо сложен, смугл и черноволос…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

«…выразительное лицо его…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

«…поминутно крутит усы левой рукой…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

Из-за ранения в ногу вынужден передвигаться при помощи костыля.

«…ибо правою опирается на костыль…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

Портретная характеристика Грушницкого основана на том, что он настоящий франто, который любит привлекать к себе внимание.

«…по особенному роду франтовства…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

Грушницкий, будучи простым юнкером, вынужден носить солдатскую шинель.

«Моя солдатская шинель — как печать отвержения. Участие, которое она возбуждает, тяжело, как милостыня». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

Получив офицерский чин, Грушницкий тут же шьёт себе новый армейский мундир.

«За полчаса до бала явился ко мне Грушницкий полном сиянии армейского пехотного мундира. К третьей пуговице пристегнута была бронзовая цепочка, на которой висел двойной лорнет; эполеты неимоверной величины были загнуты кверху в виде крылышек амура; сапоги его скрипели; в левой руке держал он коричневые лайковые перчатки и фуражку, а правою взбивал ежеминутно в мелкие кудри завитой хохол». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери»)

Грушницкий — франт, который ради соответствия модным тенденциям готов терпеть большие неудобства.

«Он бросил фуражку с перчатками на стол и начал обтягивать фалды и поправляться перед зеркалом; черный огромный платок, навернутый на высочайший подгалстушник, которого щетина поддерживала его подбородок, высовывался на полвершка из-за воротника; ему показалось мало: он вытащил его кверху до ушей; от этой трудной работы, ибо воротник мундира был очень узок и беспокоен, лицо его налилось кровью…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери»)

Грушницкий, будучи совсем юным, отчаянно хотел казаться старше своих лет.

«— Я с вами не согласен, — отвечал я, — в мундире он еще моложавее.

Грушницкий не вынес этого удара; как все мальчики, он имеет претензию быть стариком; он думает, что на его лице глубокие следы страстей заменяют отпечаток лет. Он на меня бросил бешеный взгляд, топнул ногою и отошел прочь…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 5-го июня)

Черты характера и поступки

Грушницкий очень любит привлекать к себе внимание, производить эффект на окружающих. Делает он это всеми возможными способами: жестами, речью, поступками.

«Он закидывает голову назад, когда говорит, и поминутно крутит усы левой рукой…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

«Производить эффект — их наслаждение; они нравятся романтическим провинциалкам до безумия». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

Грушницкий — один из тех людей, которые привыкли говорить много и пышно, совершенно не обращая внимания на собеседника.

«Говорит он скоро и вычурно: он из тех людей, которые на все случаи жизни имеют готовые пышные фразы, которых просто прекрасное не трогаети которые важно драпируются в необыкновенные чувства, возвышенные страсти и исключительные страдания». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

«Грушницкого страсть была декламировать: он закидывал вас словами, как скоро разговор выходил из круга обыкновенных понятий; спорить с ним я никогда не мог. Он не отвечает на ваши возражения, он вас не слушает. Только что вы остановитесь, он начинает длинную тираду, по-видимому имеющую какую-то связь с тем, что вы сказали, но которая в самом деле есть только продолжение его собственной речи». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

Грушницкий отличается остроумием, но он не способен метко унизить врага одним словом, поскольку является плохим знатоком человеческой души и зациклен исключительно на собственной персоне.

«Он довольно остер: эпиграммы его часто забавны, но никогда не бывают метки и злы: он никого не убьет одним словом; он не знает людей и их слабых струн, потому что занимался целую жизнь одним собою». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

Грушницкий полон романтических иллюзий и отчаянно хочет производить впечатление героя какого-либо романа.

«Его цель — сделаться героем романа. Он так часто старался уверить других в том, что он существо, не созданное для мира, обреченное каким-то тайным страданиям, что он сам почти в этом уверился. Оттого-то он так гордо носит свою толстую солдатскую шинель». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

«Приезд его на Кавказ — также следствие его романтического фанатизма: я уверен, что накануне отъезда из отцовской деревни он говорил с мрачным видом какой-нибудь хорошенькой соседке, что он едет не так, просто, служить, но что ищет смерти, потому что… тут, он, верно, закрыл глаза рукою и продолжал так: «Нет, вы (или ты) этого не должны знать! Ваша чистая душа содрогнется! Да и к чему? Что я для вас! Поймете ли вы меня?» — и так далее». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

«Он мне сам говорил, что причина, побудившая его вступить в К. полк, останется вечною тайной между им и небесами». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

Более всего Грушницкий нуждается в том, чтобы впечатлять дам. Ради достижения этой цели он постоянно играет некую драматическую роль. Чтобы привлечь внимание княжны Мери, он мастерски изображает страдания.

«…дамы отошли от колодца и поравнялись с нами. Грушницкий успел принять драматическую позу с помощью костыляи громко отвечал мне по-французски…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

«В эту минуту Грушницкий уронил свой стакан на песок и усиливался нагнуться, чтоб его поднять: больная нога ему мешала. Бедняжка! как он ухитрялся, опираясь на костыль, и все напрасно. Выразительное лицо его в самом деле изображало страдание.Княжна Мери видела все это лучше меня. Легче птички она к нему подскочила, нагнулась, подняла стакан и подала ему…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

«…очень понятно, что ей стало тебя жалко: ты сделал такую ужасную гримасу, когда ступил на простреленную ногу…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

Когда Грушницкий перестаёт играть роль романтического героя, он производит гораздо лучшее впечатление на окружающих.

«Впрочем, в те минуты, когда сбрасывает трагическую мантию, Грушницкий довольно мил и забавен…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

Грушницкий имеет славу храбреца, но это напускная смелость, бравада, а не истинное бесстрашие.

«Грушницкий слывет отличным храбрецом; я его видел в деле; он махает шашкой, кричит и бросается вперед, зажмуря глаза. Это что-то не русская храбрость!..» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

«Дамы на водах еще верят нападениям черкесов среди белого дня; вероятно, поэтому Грушницкий сверх солдатской шинели повесил шашку и пару пистолетов: он был довольно смешон в этом геройском облечении…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 16-го мая)

Грушницкий — человек небольшого ума, глупый, неспособный просчитать свои ходы наперёд.

««Ты глуп», — хотел я ему ответить, но удержался и только пожал плечами…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 23-го мая)

«Ты дурак! — сказал он Грушницкому довольно громко…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 16-го июня)

«Дурак же ты, братец, — сказал он, — пошлый дурак!» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 16-го июня)

Грушницкий — весьма амбициозный молодой человек, который стремится побыстрее заработать чины и укрепиться в светском обществе. Пренебрежение знати его угнетает.

«Эта гордая знать смотрит на нас, армейцев, как на диких. И какое им дело, есть ли ум под нумерованной фуражкой и сердце под толстой шинелью?» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

«Другое дело, если б я носил эполеты…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 16-го мая)

Повышение по службе становится радостным и долгожданным событием для Грушницкого, который благодаря офицерским эполетам намеревается еще больше кружить головы дамам.

«Пришел Грушницкий и бросился мне на шею: он произведен в офицеры».(Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 3-го июня)

«…сколько надежд придали мне эти эполеты… О, эполеты, эполеты! ваши звездочки, путеводительные звездочки… Нет! я теперь совершенно счастлив…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 3-го июня)

Грушницкий много внимания уделяет своему внешнему виду, одежде, с помощью которой намеревается покорять женские сердца.

«…ни за что не покажусь княжне, пока не готов будет мундир…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 3-го июня)

«Грушницкий пришел ко мне в шесть часов вечера и объявил, что завтра будет готов его мундир, как раз к балу.

— Наконец я буду с нею танцевать целый вечер… Вот наговорюсь! — прибавил он». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 4-го июня)

«— Пойдем на бульвар…

— Ни за что, в этой гадкой шинели…»(Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 4-го июня)

«— Скажи-ка, хорошо на мне сидит мундир?.. Ох, проклятый жид!.. как под мышками? режет!.. Нет ли у тебя духов?

— Помилуй, чего тебе еще? от тебя и так уж несет розовой помадой…

— Ничего. Дай-ка сюда…

Он налил себе полсклянки за галстук, в носовой платок, на рукава…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 5-го июня)

Грушницкий уважительно относится к женщинам, которые служат его источником вдохновения.

«— Ты говоришь о хорошенькой женщине, как об английской лошади, — сказал Грушницкий с негодованием…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

«…не хочу жениться, а компрометировать девушку не в моих правилах».(Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 12-го июня)

«— Любит ли? Помилуй, Печорин, какие у тебя понятия!.. как можно так скоро?.. Да если даже она и любит, то порядочная женщина этого не скажет».(Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 3-го июня)

Грушницкий — заложник собственных страстей. Он с лёгкостью влюбляется в княжну Мери, хотя их отношения изначально обречены в силу большой пропасти в социальном положении.

«…она вышла из галереи с матерью и франтом, но, проходя мимо Грушницкого, приняла вид такой чинный и важный — даже не обернулась, даже не заметила его страстного взгляда, которым он долго ее провожал…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

«Она сидела у окна. Грушницкий, дернув меня за руку, бросил на нее один из тех мутно-нежных взглядов, которые так мало действуют на женщин». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

«Грушницкий следил за нею, как хищный зверь, и не спускал ее с глаз: бьюсь об заклад, что завтра он будет просить, чтоб его кто-нибудь представил княгине. Она будет очень рада, потому что ей скучно…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 13-го мая)

«-Да я вовсе не имею претензии ей нравиться: я просто хочу познакомиться с приятным домом, и было бы очень смешно, если б я имел какие-нибудь надежды…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 16-го мая)

«Грушницкий, как тень, следует за княжной везде; их разговоры бесконечны: когда же он ей наскучит?.. Мать не обращает на это внимания, потому что он не жених».(Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 21-го мая)

Для Грушницкого характерны сентиментальные порывы.

«Явно, что он влюблен, потому что стал еще доверчивее прежнего; у него даже появилось серебряное кольцо с чернью, здешней работы: оно мне показалось подозрительным… Я стал его рассматривать, и что же?.. мелкими буквами имя Мери было вырезано на внутренней стороне, и рядом — число того дня, когда она подняла знаменитый стакан». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 16-го мая)

«Приезд его на Кавказ — также следствие его романтического фанатизма…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

«…я мог видеть все и отгадать по выражениям их лиц, что разговор был сентиментальный…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 16-го мая)

«между ними начался какой-то сентиментальный разговор…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 23-го мая)

Грушницкий способен быть слишком навязчивым в проявлении своих чувств.

«Грушницкий целый вечер преследовал княжну, танцевал или с нею, или вис-e-вис; он пожирал ее глазами, вздыхал и надоедал ей мольбами и упреками. После третьей кадрили она его уж ненавидела». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 5-го июня)

Грушницкий — самовлюблённый молодой человек, которым легко манипулировать.

«Грушницкий самодовольно улыбнулся.

— Какой вздор! — сказал он.

— Я уверен, — продолжал я, — что княжна в тебя уж влюблена!

Он покраснел до ушей и надулся.

О самолюбие! ты рычаг, которым Архимед хотел приподнять земной шар!..» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери»)

«У Грушницкого растрепанная прическа и отчаянный вид; он, кажется, в самом деле огорчен, особенно самолюбие его оскорблено; но ведь есть же люди, в которых даже отчаяние забавно!..» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 6 июня)

Грушницкий способен быть весьма фамильярным, если речь идёт о женщинах.

«Надобно заметить, что Грушницкий из тех людей, которые, говоря о женщине, с которой они едва знакомы, называют ее моя Мери, моя Sophie, если она имела счастие им понравиться».(Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 16-го мая)

Грушницкий живет не разумом, но сильными эмоциями, страстями. Он получает их, помимо прочего, во время игры в карты.

«— А я пойду шататься, — я ни за что теперь не засну… Послушай, пойдем лучше в ресторацию, там игра… мне нужны нынче сильные ощущения…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 16-го мая)

В душе Грушницкого постоянно идет борьба между совестью и самолюбием.

«Он смутился и задумался: ему хотелось похвастаться, солгать— и было совестно, а вместе с этим было стыдно признаться в истине». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 3-го июня)

«Грушницкий стоял передо мною, опустив глаза, в сильном волнении. Но борьба совести с самолюбием была непродолжительна». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 16-го июня)

«С тех пор как мы приехали, он в первый раз поднял на меня глаза; но во взгляде его было какое-то беспокойство, изобличавшее внутреннюю борьбу». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 16-го июня)

«…я хотел испытать его; в душе его могла проснуться искра великодушия, и тогда все устроилось бы к лучшему; но самолюбие и слабость характера должны были торжествовать…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 16-го июня)

Уязвлённое самолюбие Грушницкого толкает его на подлость — он распускает у городе грязные слухи о Мери и Печорине.

«Из слов его я заметил, что про меня и княжну уж распущены в городе разные дурные слухи: это Грушницкому даром не пройдет!» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 7 июня)

«— Грушницкий на него зол за то, что он отбил у него княжну, — сказал кто-то.

— Вот еще что вздумали! Я, правда, немножко волочился за княжной, да и тотчас отстал, потому что не хочу жениться, а компрометировать девушку не в моих правилах…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 12-го июня)

Подлость Грушницкого проявляется и в том, чтобы на дуэли с Печориным дать противнику незаряженный пистолет.

«…разговор, подслушанный мною, из которого я узнал намерение этих господ подурачить меня, заставив стреляться холостыми зарядами…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 16-го июня)

«Лицо его ежеминутно менялось. Я его поставил в затруднительное положение. Стреляясь при обыкновенных условиях, он мог целить мне в ногу, легко меня ранить и удовлетворить таким образом свою месть, не отягощая слишком своей совести; но теперь он должен был выстрелить на воздух, или сделаться убийцей, или, наконец, оставить свой подлый замысел и подвергнуться одинаковой со мною опасности. В эту минуту я не желал бы быть на его месте…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 16-го июня)

Печорин предоставляет Грушницкому моральный выбор — признаться в совершенной подлости или убить безоружного человека. Болезненное самолюбие не даёт Грушницкому признать свое коварство, и в итоге он оказывается убитым Печориным.

«Он покраснел; ему было стыдно убить человека безоружного; я глядел на него пристально; с минуту мне казалось, что он бросится к ногам моим, умоляя о прощении; но как признаться в таком подлом умысле?..» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 16-го июня)

«— Грушницкий! — сказал я, — еще есть время; откажись от своей клеветы, и я тебе прощу все. Тебе не удалось меня подурачить, и мое самолюбие удовлетворено; — вспомни — мы были когда-то друзьями…

Лицо у него вспыхнуло, глаза засверкали.

— Стреляйте! — отвечал он, — я себя презираю, а вас ненавижу. Если вы меня не убьете, я вас зарежу ночью из-за угла. Нам на земле вдвоем нет места…»(Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 16-го июня)

«Когда дым рассеялся, Грушницкого на площадке не было. Только прах легким столбом еще вился на краю обрыва».(Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 16-го июня)

Воспитание

Как и все образованные дворяне, Грушницкий прекрасно владеет французским языком.

«Грушницкий успел принять драматическую позу с помощью костыля и громко отвечал мне по-французски:

— Mon cher, je hais les hommes pour ne pas les mepriser car autrement la vie serait une farce trop degoutante [Милый мой, я ненавижу людей, чтобы их не презирать, потому что иначе жизнь была бы слишком отвратительным фарсом (франц.)]».(Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

Получивший воспитание, традиционное для дворянских семейств, Грушницкий прекрасно знает правила хорошего тона и неукоснительно соблюдает их.

«…я говорил раза два с княжной, и более, но знаешь, как-то напрашиваться в дом неловко…»(Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 16-го мая)

Отношения Грушницкого с другими персонажами

Печорин

Печорин, будучи отличным психологом, смог быстро разгадать суть Грушницкого. Между молодыми людьми нет привязанности, хотя они и считаются приятелями.

«Его цель — сделаться героем романа… Я его понял, и он за это меня не любит, хотя мы наружно в самых дружеских отношениях».(Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

«Я его также не люблю: я чувствую, что мы когда-нибудь с ним столкнемся на узкой дороге, и одному из нас несдобровать». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

В глупом и самовлюблённом Грушницком скучающий Печорин видит свою следующую жертву, с которой можно безжалостно поиграть.

«— Завязка есть! — закричал я в восхищении, — об развязке этой комедии мы похлопочем. Явно судьба заботится о том, чтоб мне не было скучно.

— Я предчувствую, — сказал доктор, — что бедный Грушницкий будет вашей жертвой…»(Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 13-го мая)

Ослеплённый страстью Грушницкий доверчиво обращается к Печорину как к человеку, имевшему большой опыт в общении с женщинами. Он просит о дружеском участии, еще не подозревая, что Печорин играет им.

«— Послушай, — сказал Грушницкий очень важно, — пожалуйста, не подшучивай над моей любовью, если хочешь остаться моим приятелем… Видишь: я ее люблю до безумия… и я думаю, я надеюсь, она также меня любит… У меня есть до тебя просьба: ты будешь нынче у них вечером… обещай мне замечать все; я знаю, ты опытен в этих вещах, ты лучше меня знаешь женщин… Женщины! женщины! кто их поймет? Их улыбки противоречат их взорам, их слова обещают и манят, а звук их голоса отталкивает… То они в минуту постигают и угадывают самую потаенную нашу мысль, то не понимают самых ясных намеков… Вот хоть княжна: вчера ее глаза пылали страстью, останавливаясь на мне, нынче они тусклы и холодны…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 23-го мая)

Печорин настолько презирает Грушницкого, что считает его недостойным такого сильного чувства, как зависть.

«Из чего же я хлопочу? Из зависти к Грушницкому? Бедняжка, он вовсе ее не заслуживает». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 3-го июня)

Известие о грязных сплетнях, которые стал распускать Грушницкий, злит Печорина — он намерен жестоко отомстить юнкеру.

«Из слов его я заметил, что про меня и княжну уж распущены в городе разные дурные слухи: это Грушницкому даром не пройдет!» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 7-го июня)

«Берегись, господин Грушницкий! — говорил я, прохаживаясь взад и вперед по комнате. — Со мной этак не шутят. Вы дорого можете заплатить за одобрение ваших глупых товарищей. Я вам не игрушка!..» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 12-го июня)

«Грушницкий мне не кланяется уж несколько времени, а нынче раза два посмотрел на меня довольно дерзко. Все это ему припомнится, когда нам придется расплачиваться».(Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 15-го июня)

Подлость Грушницкого, согласившегося подложить противнику незаряженный пистолет во время дуэли, не остается незамеченной. Печорин дает юнкеру шанс исправить свою ошибку, однако самолюбие Грушницкого настолько велико, что побеждает его совесть.

«Лицо его ежеминутно менялось. Я его поставил в затруднительное положение.Стреляясь при обыкновенных условиях, он мог целить мне в ногу, легко меня ранить и удовлетворить таким образом свою месть, не отягощая слишком своей совести; но теперь он должен был выстрелить на воздух, или сделаться убийцей, или, наконец, оставить свой подлый замысел и подвергнуться одинаковой со мною опасности. В эту минуту я не желал бы быть на его месте».(Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 16-го июня)

«Я решился предоставить все выгоды Грушницкому; я хотел испытать его; в душе его могла проснуться искра великодушия, и тогда все устроилось бы к лучшему; но самолюбие и слабость характера должны были торжествовать…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 16-го июня)

«Он покраснел; ему было стыдно убить человека безоружного; я глядел на него пристально; с минуту мне казалось, что он бросится к ногам моим, умоляя о прощении; но как признаться в таком подлом умысле?.. Ему оставалось одно средство — выстрелить на воздух; я был уверен, что он выстрелит на воздух!» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 16-го июня)

Гордость и самолюбие Грушницкого пересиливают порядочность и здравый смысл. Ему проще умереть, чем признаться Печорину в совершённой подлости и раскаяться в своём поступке.

«— Грушницкий! — сказал я, — еще есть время; откажись от своей клеветы, и я тебе прощу все. Тебе не удалось меня подурачить, и мое самолюбие удовлетворено; — вспомни — мы были когда-то друзьями…

Лицо у него вспыхнуло, глаза засверкали.

— Стреляйте! — отвечал он, — я себя презираю, а вас ненавижу. Если вы меня не убьете, я вас зарежу ночью из-за угла. Нам на земле вдвоем нет места…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 16-го июня)

Мери

Мери, будучи княжной, считает ниже своего достоинства общаться с Грушницким, который не мог похвастать высокими чинами. Она готова оказать помощь раненому солдату, но общаться с ним, принять в свой круг — об этом не может быть и речи.

«В эту минуту Грушницкий уронил свой стакан на песок и усиливался нагнуться, чтоб его поднять: больная нога ему мешала. Бедняжка! как он ухитрялся, опираясь на костыль, и все напрасно. Выразительное лицо его в самом деле изображало страдание.

Княжна Мери видела все это лучше меня.

Легче птички она к нему подскочила, нагнулась, подняла стакан и подала ему с телодвижением, исполненным невыразимой прелести; потом ужасно покраснела, оглянулась на галерею и, убедившись, что ее маменька ничего не видала, кажется, тотчас же успокоилась. Когда Грушницкий открыл рот, чтоб поблагодарить ее, она была уже далеко. Через минуту она вышла из галереи с матерью и франтом, но, проходя мимо Грушницкого, приняла вид такой чинный и важный — даже не обернулась, даже не заметила его страстного взгляда, которым он долго ее провожал, пока, спустившись с горы, она не скрылась за липками бульвара…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 11-го мая)

Нескрываемое восхищение Грушницкого и скука становятся причиной того, что княжна Мери обращает внимание на пылкого юнкера.

«Грушницкий следил за нею, как хищный зверь, и не спускал ее с глаз: бьюсь об заклад, что завтра он будет просить, чтоб его кто-нибудь представил княгине. Она будет очень рада, потому что ей скучно». (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 13-го мая)

«Под окном, в толпе народа, стоял Грушницкий, прижав лицо к стеклу и не спуская глаз с своей богини; она, проходя мимо, едва приметно кивнула ему головой. Он просиял, как солнце…» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 22-го мая)

Для Мери становится разочарованием тот факт, что Грушницкий — обычный юнкер, а не разжалованный за дуэль офицер, как она представляла ранее.

«— Что ж? я был сам некогда юнкером, и, право, это самое лучшее время моей жизни!

— А разве он юнкер?.. — сказала она быстро и потом прибавила: — А я думала…

— Что вы думали?..

— Ничего!..» (Часть вторая, глава II «Княжна Мери», 22-го мая)

Подробная характеристика Мери.

Народная характеристика

Мы постарались составить для вас максимально полный анализ персонажа. Возможно, мы пропустили какой-то интересный или важный фрагмент этой мозаики. Будем рады услышать ваши предложения.

Все подошедшие рекомендации мы опубликуем, а вы получите промокод на бесплатную грамоту.

Давайте создадим самую подробную характеристику Грушницкого вместе!

Биография

Грушницкий — молодой военнослужащий, чей возраст на момент повествования не превышает 21 года. Родом из небогатого дворянского семейства, чьё имение расположено где-то в глубинке России. Получил прекрасное воспитание и образование, традиционное для русского дворянства образца первой половины XIX века.

Пребывая в плену романтических фантазий, Грушницкий в звании юнкера отправился на Кавказ, где в одном из сражений получил ранение в ногу. Для восстановления здоровья отправился на воды в Пятигорск, где повстречал своего товарища по службе, Печорина.

Грушницкий, будучи натурой страстной и импульсивной, влюбился в красавицу-княжну Мери. Печорин, преследовавший свои личные цели, стал ухаживать за княжной, чем спровоцировал конфликт с Грушницким. Горячий юнкер, на днях получивший офицерские эполеты, не смог вынести такого унижения. Он принялся распускать грязные слухи о княжне и Печорине, за что был вызван на дуэль.

Грушницкий согласился на подлое предложение сослуживца оставить без патрона пистолет противника, однако об этом стало известно Печорину. Оскорблённый Григорий не простил подобного коварства от старого приятеля и безжалостно застрелил его на дуэли.

Образ Грушницкого

Грушницкий — натура романтическая, страстная, склонная к драматизации. Очень любит находиться в центре внимания, демонстрируя при этом не подлинную свою натуру, а маску героя пошлого романа.

Отличительная черта Грушницкого — фразёрство. Он любит говорить длинными, красивыми, пышными фразами, за которыми, по сути, ничего стоит. Внешний лоск он ценит куда больше содержимого и в общении буквально погружает собеседника в пучину своих витиеватых речей.

Грушницкий полностью зациклен на собственной персоне и потому плохо разбирается в людях, психологии человеческих взаимоотношений. Он становится лёгкой жертвой манипуляций Печорина, так как отличается болезненным самолюбием и тщеславием. Недалёкий, самодовольный Грушницкий не замечает ни иронии, ни презрения со стороны Печорина, однако моментально реагирует на известие о его романе с княжной.

В этот момент в Грушницкий демонстрирует тёмные стороны своей души. Он самым подлым образом распространяет слухи о княжне, а затем соглашается оставить пистолет Печорина незаряженным во время дуэли. И даже в самую решительную, судьбоносную минуту самолюбие не позволяет Грушницкому признать свою вину и раскаяться, что влечёт за собой трагическую гибель.

Посмотрите, что еще у нас есть:

  • для самых рациональных — Краткое содержание «Герой нашего времени»
  • для самых нетерпеливых — Очень краткое содержание «Герой нашего времени»
  • для самых занятых — Читательский дневник «Герой нашего времени»
  • для самых крутых — Читать «Герой нашего времени» полностью

Вывод

В романе М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» все второстепенные персонажи призваны раскрыть сложную, многогранную личность главного героя, Григория Печорина. Не стал исключением и молоденький юнкер Грушницкий: черты его характера, отношение к людям, к любви оказались во многом созвучны Печорину.

Жизнь Грушницкого обрывается самым трагическим образом. Но виной тому не внешние обстоятельства, а та цепочка подлых поступков, что были обусловлены его характером. Краткий анализ роли героя в произведении, его цитатная характеристика позволят лучше подготовиться к уроку по литературе, написать доклад или сочинение на заданную тему.

Собранный материал, включающий в себя цитаты из текста, позволяет самостоятельно дать характеристику герою по плану, поможет составить развернутую письменную работу или написать сочинение на заданную тему.

Тест

Беликова Ирина

Учитель физики, информатики и вычислительной техники. Победитель конкурса лучших учителей Российской Федерации в рамках Приоритетного Национального Проекта "Образование".

Оцените автора
Добавить комментарий

Вставить формулу как
Блок
Строка
Дополнительные настройки
Цвет формулы
Цвет текста
#333333
Используйте LaTeX для набора формулы
Предпросмотр
\({}\)
Формула не набрана
Вставить
Adblock
detector